Запека Віталій
12 записи

Посылка

0

По реальной истории.

В четырнадцатом году волонтеры — это наше все. И сейчас они в радость. Но тогда они обеспечивали защитников всем, что не могло дать и не готово было давать государство. На третий год войны волонтеров стало поменьше, зато государство неповоротливо, но все же стало выполнять свои обязанности. Сейчас волонтеры радость, тогда — все. Разницу ощущаете?

12370954_1030959903623041_3440859056891481731_o

В один из вечеров того четырнадцатого и на наш блиндаж подфартило долей этой радости. Дверь на мгновенье открылась, пустив к нам поток свежего осеннего воздуха.

– Принимайте посылку с Полтавы. Бабушки собрали для нас.
Взмахом нож из чехла, что у пояса на ремне. Клейкая лента на коробке для ножа не препятствие. Скрип металла по картону. Над посылкой лбами стук.

Молодцы бабульки. Кофе, чай и даже варенья литровая баночка. Носки! С носками бабульки угодили, с этим у нас беда. Магазинов на передке нету — не купишь. Спасибо бабульки. Носки тут же по справедливости, с размерами ерунда, размерами после поменяться. Что там еще нам полтавские бабушки? Рука нащупывает листок бумаги. Рисунок от внучат бабушкиных? На стену. Но нет, не рисунок. Записка.
Свет в бункере слабый, но прочитать могу.

«Здравствуйте дорогие защитники. Желаем Вам победы. Вернуться всем живыми и здоровыми. Ждем Вас домой. В конверте фотографии. Предъявителю фотографии обслуживание бесплатное. Мы там на дороге. Целуем крепко.»

Ничего не понял. Читаю еще раз. Вслух. Мои смотрят удивленно.

– Что значит «обслуживание»?
– Может еды приготовить или постирать? – Предположил кто-то.
– Где? На «дороге» стирать?
– Где эти фотки? Давай глянем.

На дне посылки действительно небольшой зеленый конверт с фотолабы. Довольно-таки толстая пачка фото. Вытащили одну. Озорная девица лет двадцати пяти задрала блузку, под ней ничего больше, из одежды ничего. А остальное есть и очень даже ого какое, вернее какие есть! Красивые сиськи. Глотаем слюнки. Снимки из пачки по рукам. В блиндаже оживление. Под тусклой лампочкой столпотворение, каждому чтобы лучше рассмотреть. Лбами стук, когда фотку в руках у друга из-за плеча рассмотреть.

– Какие продвинутые и молодые в Полтаве бабушки! – Замечает один из нас.
Никак не вяжется. Не вписывается одно к одному. Письмо, снимки…
Закрываю уже пустой ящик, вглядываюсь в надпись на верхней части.
– Кто сказал, что от бабушек? – Спрашиваю и еле сдерживаю смех.
– Я. Что не так?
– Читай еще раз.

Подходит. Подходит не один. Собираются над ящиком все. Снова лбами стук в тесноте. Других звуков нету. Свет от тусклой лампы, то закрывается головами, то снова над коробкой светлее. Читаем. Несколько мгновений молчание и затем громогласный смех.

– «Бабочки Полтавы»! «Бабочки!». Не от бабушек!

Текст письма стал понятен. И что подразумевалось под «обслуживанием» также. Не «постирать».
Ржач над собственной ошибкой. Оживление.

Но слышу вдруг, негромко вроде, а услыхали:
– Война действительно народная, братцы… Если такие посылки…
Смех, шутки внезапно стихли. Сел на койку, дерева скрип в тишине. В руке фотка с девкой и пара носков от нее. Рядом со мной на столе варенье, кофе и чай от них, от «бабочек» с трассы.

Все молчали. Тишина. В блиндаже обычно не курим, а тут затянули со всех сторон. Зажигалками чирк и снова тихо.
Снимки чуть позже на почетном месте повесили. И, если кто в гости к нам заходил, запрещали, пресекали на корню, говорить по поводу НАШИХ девушек пошлости.

Спасибо им, «бабочкам с полтавской трассы». И всем-всем, кто нас поддерживал и помогал.
Спасибо.

Коментувати