Запека Віталій
12 записи

Дядя Ваня

0

«Дядя Ваня» такой позывной. Из двух слов. Обычно позывные с одного слова. У меня «Спилберг». Есть «Дизель», «Соловей», «Медведь». А у него из двух слов. Прижилось так в батальоне. Бывает. Интересный рассказчик, между прочим. Очень подкупает своей искренностью и эмоциональностью. Слушать – одно удовольствие. Любую историю расскажет так смешно – обхохочешься.
Однажды Дядя Ваня рассказывал, как первый раз под «грады» попал.

– От крика «грады», я где был там и шмякнулся. Огляделся – низинка рядом. Ров, не ров. Яма – не яма. Просто чуть ниже чем вокруг. Перекатился туда. Морда лица в небо. Автомат на пузо. Вытянулся, воздух выдохнул. В землю влип. И тут как забабахало. Гуп-гуп. И осколки надо мной. Свистят и свистят.

Этот «гуп-гуп» все ближе и ближе. В уши бьет от каждого взрыва. Спиной чувствую, как толчки все сильнее и сильнее.Ближе и ближе. Еще и камушек под поясницей неудачно так. Впивается в тело. С каждым гупом по пояснице, по пояснице. Сепарский камень, таких противных камней в жизни не встречал. На тысячу камней самый паскудный. И тот подо мной так неудачно. Надо ж такому случиться.

«Гупы» все ближе. Трындец, думаю, мне тут. Подорваться и бежать. Желание бежать прочь просто неимоверное. Осколки слышу как свистят надо мной. Какие бежать? Приподняться чуток – каюк сразу. Умом понимаю, а сделать с собой ничего не могу. Вот-вот подорвусь и побегу. И камень этот под поясницей. Скрутил ноги матюком, чтоб сгоряча не дернуться.

Решил отвлечься молитву почитать. Молитву не вспомнил, но на память пришло что рот надо открыть, чтоб барабанные перепонки сберечь. Только открыл, а туда тут же земли полный рот. Глаза хоть успел прикрыть – не запорошило. Лежу отплевываюсь. Зато пока плевался – от желания подорваться и бежать отвлекся. Слава Богу. Гуп-гупы вечностью показались, но и у вечности есть край. Закончились.

Выдохнул облегченно. Вынул проклятый камень из-под поясницы. Выбросил. Отплевался. Вставать не хочется. Смотрю в небо как облака гуляют. Черный дым над землей стелится, облака заслоняют. Не очень густо – рассмотреть можно. Красивые необыкновенно. Таких красивых облаков еще в жизни не видел. Тишина. Не такая тишина, как в книжках пишут – «зловещая тишина». Нет. Хорошая тишина, правильная. Хорошо как. Поясница без камня блаженствует. Гуп-гуп нету, над головой не свистит. Кайфую.

Только появились мысли подняться и посмотреть, что у нас горит, как снова крики: «грады, второй пакет». Я первым делом ноги матюком закрутил. Нож свой вынул. Воткнул в землю и рукой вцепился. Жаль еще одного нету для второй руки, но и с одним ножом фиг меня от земли оторвешь. Не побегу, не подымусь, ни за что.
Загупало. Е-маё. Еще ближе. Тело подкидывает после каждого взрыва. Свиста противного над головой – ушам больно. Хотел рот открыть, но вспомнил прошлый раз. Нашли дурака землю лопать – я на это больше не ведусь. Земля на меня комьями. Губы сцепил, глаза закрыты. Ноги матюком, рука за нож, в землю вбитый. Так хорошо быть уверенным в себе. Не подорвусь, не побегу. И камушка под поясницей нету. Совсем замечательно. Молитву снова попытался прочитать, но жаль, ни одну не вспомнил.

Гупать перестало. Потряс головой землю струсить. Открыл глаза. Лежу. Первым делом вижу, что облака на месте. Черный дым стелится надо мной, но не очень густо. Рассмотреть не мешают, что с облаками ничего не случилось. Обрадовался за эти облака необыкновенно. И тишина, тишина необычайная. Такая замечательная тишина. Не передать словами. Такую тишину да на картину. Но ведь нет теперь таких художников, не делают. Даже расстроился из-за этих художников немного. Ну да тьфу на них. Жив и слава Богу.

Когда наблюдатели крикнули: «отбой», первым делом штаны проверил. Сухие, «коричневой крови» нету. Можно к своим незапятнанным идти. Подымаюсь и не могу встать – рука вцепилась в нож намертво, нож в земле прочно. По самую рукоятку. Надежно закрепился. Еле руку разжал, затем и нож вытащил. Тихонечко поднялся, морду кирпичем сделал – типа мне не страшно было. Герой. И побрел на своих двоих дрожащих, смотреть что у нас загорелось.
Батальон «Полтава», апрель 2016

Коментувати