Алексей Сердюков
8 записи

Левиафан по-полтавски

11

Мы просто хотели взять интервью у чиновника и тут понеслось.

В общем, в рамках одного проекта нам нужно было взять экспертное интервью. Это часть большого исследования, в котором еще есть  разные фокус-группы и многое другое. Проект посвящен изучению текущих дел и состоянию работы с ВПО. Дело со всех сторон полезное и нужное – система работы с беженцами далека от идеала, а тут конкретно европейский подход:  квалифицированно и объёмно изучить вопрос, разобраться  что к чему, ну и выдать экспертное мнение, чтобы потом внести изменения. У нас с собой сопроводительные письма от Верховной Рады Украины и Уполномоченного по правам человека в Украине.

Задача плёвая для таких нормальных пацанов как мы. Посовещавшись, решили опросить чиновников двух уровней: того, который все дела курирует, и того, который непосредственно занимается переселенцами. Ну, в общем одного из Управления  социальной защиты и труда и одного из какого-нибудь райисполкома.

Дело был в пятницу. Полные надежд и предвкушая сладкий запах хорошего дела, мы отправились в управление. Зная заранее о полной импотенции наших чиновников самостоятельно принимать решения (а нужен нам был всего лишь какой-нибудь специалист ну или начальник отдела, ежели нас бы постигла такая удача) мы отправились прямиком к заместителю начальника управления. Тут стОит добавить, что это самое интервью мы брать в тот день не собирались, его должны были взять специально обученные люди из Киева, а нам надо было договориться с чиновником на вторник. Шли специально ЗАРАНЕЕ. И интервью должно было быть анонимное (в том случае если чиновник не против – можно и обычное, лично я, если бы был чиновником, обязательно бы представился – мне по приколу было бы давать всякие экспертные заключения). Ну вот, заходим мы заместителю и вкратце описываем ситуацию. Приятная (как показалась тогда) женщина, дадим ей позывной «Нинель». Нинель, внимательно и с неподдельным интересом выслушав нас, приятным голосом объяснила, что они не могут давать интервью «в экстренных условиях» (что-о-о?). Немного поразмыслив, какие именно условия она посчитала экстренными (ведь мы-то пришли заранее, в пятницу, а интервью было на вторник), мы еще раз объяснили ситуацию. Затем она пояснила, что в таких вопросах она не очень компетентна, и отправила нас к другому специалисту – он, типа, больше шарит. Идем к этому специалисту этажом ниже. В кабинете нас уже ждёт девушка, на вид лет 30-35 – позывной «Брюнетка». Мы снова подробно, вежливо и монотонно объясняем, что нам от неё надо, и самое главное – зачем. «Брюнетка» уже в свою очередь поясняет, что не очень уж компетентна в этих вопросах (ха-ха), и нам стоит обратится в райисполком, а мы ей – что в райисполком мы и так обратимся (так же планировалось изначально), но от управления тоже надо чтобы кто-то сказал. «Брюнетка» поясняет, что такие вопросы она сама не решает, и ей нужно посоветоваться с начальством. А начальство её – «Нинель» (мы начинаем слегка нервничать, ибо же только что от «Нинель», и именно Нинель, блеать, нас к тебе же отправила). Абсурд, ну ладно. Время еще есть. Договариваемся, что «Брюнетка» согласовывает всё с «Нинель», а мы набираем её с  утра в понедельник. Удовлетворённо вздыхаем и отправляемся в один из райисполкомов города.

Один из райисполкомов города. Понимая, что наш вопрос не такой уж и простой (ха-ха), мы предварительно договорились с заместителем главы соответственного совета, чтобы нас отвели куда надо (типа мы не лохи с улицы, с какой-то там писулькой от уполномоченного – а типа всё прорешали). Заходим к заместителю главы, объясняем, от кого мы. Женщина средних лет отвлекается от просмотра очередной серии 95-го квартала, перезванивает профильному специалисту и отправляет нас к этому специалисту. Специалистом оказалась взрослая женщина, назовём её «Блондинка». «Блондинка» на удивление заявляет нам, что в принципе она не против, тем более, что это анонимно. Но. Ей конечно же нужно сделать что? Правильно. Согласовать с начальством. Нам уже не смешно. Договариваемся, что она сама согласует всё с каким-то там своим начальством, а мы ей в понедельник перезвоним и согласуем детали. Позывной начальника «Блондинки» будет «Решала». Ибо далее все чиновники райисполкома ссылались на неё для принятия решений. Еще более сильно осознав всю абсурдность и сложность ситуации, мы в тот же день сами через кучу людей выходим на «Решалу». По телефону «Решала» говорит, что мол, вообще без базара, но «Блондинка» к ней ещё не заходила. А как зайдёт – скажет. С чувством выполненного долга идём на выходные. Хотя понимаем, что просто нам не будет.

Понедельник. Утро. Свято помним о нашей миссии и смиренно ждём прихода времени осуществления целевых звонков. Первая на очереди «Брюнетка». «Брюнетка» (Слава Богу!) берет трубку, уставшим, неохотным голосом нам сообщает, что к своей начальнице «Нинель» она еще не ходила, а вы, мол, перезвоните мне ближе к вечеру, а мы там с ней как-нибудь решим, можем ли мы давать такие анонимные интервью. (Что, блеать? Можем или не можем? А мы то, наивные простаки, полагали, что вопрос уже решен, ведь киевские социологи уже почти в пути, а вопрос, как выходит, «на стадии предварительного рассмотрения»). «Короче, дайте мне свой номер телефона, я Вам перезвоню» – сказала она (другими словами послала нас на хер). Напрягаемся. Не сдаёмся. Обзваниваем невероятное количество знакомых и знакомых знакомых для того, чтобы хоть как-то решить вопрос (в последствии поиски рычагов влияние заняли добрых 3-4 часа.)

Звоним в райисполком (там «Блондинка», которая тоже обещала согласовать с «Решалой», с которым еще в пятницу мы ж договорились). До обеда «Блондинка» просто-напросто банально не берёт трубку. Отчаялись. Дозваниваемся спустя время. «Блондинка», как и «Брюнетка», конечно же, никуда не ходила, и теперь уже нам рекомендует позвонить «Решале». Объясняем, что с «Решалой» решено. «Блондинке» похуй, мол звоните снова. Звоним «Решале», попадаем в приёмную. На телефоне секретарь: «Кто Вы? Откуда Вы? По какому вопросу?». Постепенно теряя контроль над эмоциями, убедительно поясняем секретарю всю нашу историю. Секретарь утверждает, что «Решала» говорит по телефону. Называем несколько фамилий «от кого мы», и вообще, что мы думаем об органах местного самоуправления. Говорит, что соединяет. Но «Решала» уже не берёт трубку. А потом и секретарь не берёт. Это петля, утверждает мой коллега. Решаем с райисполкомом диалога больше не вести. Принимаем волевое решения поменять районный исполком (благо в городе их три). Как оказалось, решение правильное – в этом исполкоме по телефону (!), без каких либо длинных кумовских цепочек(!), за 15 минут(!) договариваемся на вторник взять интервью у одного из специалистов. Концентрируем силы на управление труда и соц.защиты.

Едем в управление. Попутно заручаемся поддержкой некого чиновника высокого ранга с позывным «Сова». «Сова» напрямую звонит уже начальника управления (там где «Нинель» всего лишь заместитель), и просит «как для себя». Начальник управления, опытный госслужащий с позывным «Прическа» предлагает, чтобы мы скинули ей вопросы для интервью по факсу. Имея уже опыт общения с государственной машиной местечкового уровня, мы не ведёмся на провокацию и едем отвозить вопросы лично.

Приёмная «Прически». Секретарь. Около семи минут опрашивала нас – с какой целью посетили мы их священный храм и потревожили их покой. Объясняем. Выяснив, что предварительной записи у нас нет, уже открыла рот чтобы послать нас нахуй, но тут мы сообщили, что мы от «Совы», и сознательная дама-секретарь на всякий случай решила рассказать начальнице о нашем приходе. Зашла. Вышла. Взяла у нас опросник. Недовольный спич «Я же говорила прислать мне по факсу», еле слышимый из-за двери. Вышла (секретарь). Сказала подождать, «Прическа» говорит по телефону. Ждём. Зовут. Заходим.

Недовольное унылое лицо «Прически». Прямая речь:

– У нас нет времени этим заниматься, у нас большая загрузка.

– А когда у Вас будет время? – интересуемся мы.

– Я не знаю, сейчас нету времени (под коварное качание головы «Прически») – отвечает чиновница.

– Ну сегодня, завтра, через месяц, через год?

– Я не знаю, сейчас нету времени. – «Прическа» непоколебима.

Прощаемся. Желаем здоровья, удачи, свершения творческих планов и увлекательных путешествий. Уходим. Догоняет секретарь:

– А интервью анонимное?

– Да

– Тогда зайдите в кабинет на первом этаже.

Вот и время у чинушей появилось. Возвращаемся в приёмную. «Прическа» кому-то звонит. Заходит девушка. Девушка, после разговора с «Прической» вежливо соглашается дать нам интервью. При чем даже прямо сейчас. Когнитивный диссонанс. Договариваемся на вторник. Молча выходим. Задача выполнена. Но как-то грустно.

Коментувати

11 Коментарів
Олена
• 14:52 | 08 січня 2016

Статья о том как тяжело работать свою работу?
Так сменит ее, найдите легкую.
А то нытье нытика

Відповіcти
нытик
• 17:57 | 04 грудня 2015

кроме автора эту муть никто читать не будет

Відповіcти
нытик
• 17:54 | 04 грудня 2015

Нинель он же автор.

Відповіcти
Нинель
• 15:19 | 04 грудня 2015

Постоянно приходит какой нытик, просит отсосать

Відповіcти
Прическа
• 14:51 | 04 грудня 2015

Так отсосали же,это и есть интервью.

Відповіcти
нытик
• 13:21 | 04 грудня 2015

надо было отсосать у прически

Відповіcти
Smilling Polly
• 14:13 | 03 грудня 2015

мда… не бажають йти на контакт…сумно…ніякої відкритості…

Відповіcти
Владимир
• 17:22 | 01 грудня 2015

Ждём продолжения!

Відповіcти
Джміль
• 16:11 | 01 грудня 2015

Де картінки?

Відповіcти
Валентина
• 14:23 | 01 грудня 2015

ооооооооооооооо, тих чиновників – розігнати нахєр! як я не люблю оту бидлоту!

Відповіcти
Толя
• 12:12 | 01 грудня 2015

Бюрократия чертова

Відповіcти
20 вересня 2017